Непричёсанные зарисовки с мыса Cornwall

Продолжение английских зарисовок. Никак не получается довести этот текст до ума, и я подумал: ну и Бог с ним, пусть остаётся в том виде, в котором он был написан изначально.

     В город Пензанс, что на мысе Конвелл, мы приезжаем около восьми часов вечера (торопились, чтобы добраться до наступления темноты – и, слава Богу, успели). Bed & breakfast, в котором мы заранее забронировали места, находится рядом с основной автомобильной магистралью, поэтому мы отыскиваем его без особого труда. Впрочем, в темноте мы вполне могли бы проскочить мимо. Это трёхэтажное здание недалеко от береговой линии, в котором под одной крышей уживаются небольшой отель и, собственно, наш bed & breakfast. ?нтересно, как у них тут с конкуренцией?
     Хозяйку зовут Джейн – милая живая англичанка лет шестидесяти. У Джейн такое идеальное и правильное произношение, что тут же возникает желание записать её голос на диктофон. Жаль, что диктофона нет.
     «Откуда вы? О, Россия! Как интересно! У нас никогда не было гостей из России».
     Джейн выдаёт нам ключи от комнат и от входной двери, объясняет, как найти ближайший ресторан, а сама отправляется на покой. «Мы тут рано встаём, поэтому приходится рано ложиться», – говорит она. Побросав сумки, мы уходим побродить по городу.
     Темнеет очень быстро. Прохладный сентябрьский ветер треплет узкие листья деревьев, подозрительно похожих на пальмы, – не знал, что в Англии растут пальмы. Мы прогуливаемся по набережной, смотрим на чёрные волны Ла-Манша, после чего отыскиваем ресторан, о котором говорила нам Джейн.
     В ресторане два зала: для курящих  и для некурящих. В зале для курящих веселится большая шумная компания, а в зале для некурящих тихо и спокойно. Мы вибираем место поспокойнее, а покурить можно будет и на улице, если что. 
     Блюда заказываем наугад, каждый – что-нибудь своё (между прочим, неплохой способ расширить свой гастрономический кругозор). К тому же так интереснее, особенно когда совершенно не представляешь, как выглядит заказываемое блюдо. Мы также заказываем «вино дня» – столовое австралийское вино. Вино оказывается совершенно обыкновенным: ни хорошее, ни плохое – вино как вино. Английская кухня тоже в очередной раз не поразила наше воображение. Чудес не бывает.
     После ужина мы возвращаемся в bed & breakfast – время позднее и на улице заметно похолодало, что никак не располагает к прогулкам на свежем воздухе. Мне достаётся уютная комната на третьем этаже, под самой крышей, поэтому потолок в комнате скошенный, стеклопакеты врезаны прямо в потолок. Практически всё пространство комнаты занимает огромная кровать, на которую при желании можно уложить роту санитаров, причём поперёк. Кроме кровати в комнате пара стульев, стол, комод, плательный шкаф, зеркало, телевизор, чайник и кое-какая посуда. Есть также санузел с туалетом, умывальником и душевой кабиной. В общем, все удобства.
     Мы завариваем чай и усаживаемся перед телевизором. Показывают «Форреста Гампа», и мы в сотый раз смотрим этот фильм. Потом, уже перед самым сном, я смотрю новости и прогноз погоды. На мысе Конвелл обещают дождь.
     Обещанный дождь начинается часа в три ночи. Он с остервенением барабанит по крыше, которая как раз над головой, – обстановка, совершенно не располагающая ко сну. Чтобы не лежать без толку, я включаю телевизор. ?дёт какая-то передача о музыке – рассказывают о том, как и с чего начинали многие известные британские исполнители. Впрочем, имена этих исполнителей, исключая разве что Сару Брайтман, мне ни о чём не говорят.
     Дождь заканчивается уже под утро, и, вместе с его уходом, приходит сон.

     Завтракаем мы в столовой, которая располагается на цокольном этаже. Джейн сервирует столики. Вдоль стены располагается длиннющий прилавок с соками, молоком, фруктами, хлопьями, булочками, печеньем и прочей снедью – эдакий шведский стол. Кроме этого Джейн приносит нам чай и кофе, хлеб, масло, колбасу, сыр, а также яичницу с ветчиной и отварные овощи – весьма объёмные, кстати, порции. Для меня это слишком, я вообще не привык завтракать, однако, зная, что день будет долгим, я всё же домучиваю свою порцию. С трудом покончив с яичницей, ветчиной и овощами, я вдруг вижу, как брат нашей хозяйки, который помогает ей по хозяйству, приближается к нашему столику, держа перед собой огромную тарелку жареных сосисок, сложенных аккуратной горкой. «Пожалуйста, добавка», – улыбается он.
     Теперь мы знаем, что такое настоящий английский завтрак.
     После завтрака, часов в восемь утра, мы покидаем Джейн и её bed & super-breakfast, грузим наши пожитки в автомобиль и едем в сторону St. Michael's Mount.

     St. Michael's Mount – это остров. Во время отлива туда можно пройти пешком, а в часы прилива выложенную булыжником дорожку, ведущую на остров, заливает вода. Мы подъезжаем как раз к началу прилива и идём на остров пешком: «Авось успеем». Мы успеваем – и лишь к концу пути нам приходится ускорить шаг, чтобы не промочить ноги.
     St. Michael's Mount – это не только остров, это ещё и гора – гора, увенчанная старинным средневековым замком. У замка есть хозяин, у хозяина есть семья, и эта семья проживает в этом самом замке. Однако, содержать в порядке такие немалые жилые площади – дело недешёвое и хлопотное, поэтому часть замка и часть острова открыта для туристов. Те места, куда посторонним вход воспрещён, обозначены табличками “Private” – эти надписи можно увидеть на некоторых дверях в замке и на калитке в саду. Подозреваю, что всё самое интересное скрывается как раз за этими табличками. Во всяком случае, та часть парка, куда доступ для туристов закрыт, выглядит куда привлекательнее и живописнее, нежели общедоступная зона.
     ?так, мы платим входную пошлину и поднимаемся на гору. Говорят, в хорошую погоду отсюда можно разглядеть французский берег. Мы бродим по комнатам замка, слушаем гида, рассказывающего об истории замка, посещаем часовню, сидим на крепостной стене, просто глазеем по сторонам. Сверху хорошо видно, что прилив уже полностью поглотил узкую полоску суши, соединяющую маленький островок St. Michael's Mount с большим островом Великобритания.
     Потом начинает моросить дождь, и мы спускаемся вниз, к подножию горы. Осмотрев витрины в магазинчике, торгующем сувенирами, мы садимся в катер, который доставляет нас на большую землю. Всего за фунт с человека.
     Мы садимся в машину и едем на запад. Прощай, Пензанс, прощай, St. Michael – наш путь лежит на край земли. В прямом смысле слова. Дело в том, что самая окраина мыса Конвелл носит романтическое название Land’s End. Собственно, нас интересует не сам Край Земли, а находящийся неподалёку от него Minack Theatre, театр под открытым небом, или, как указано в рекламном проспекте, Cornwall’s theatre under the stars, a unique place to visit all year around.

     …Судя по карте, мы уже где-то рядом. Мы преодолеваем подъём по узкому серпантину, на котором с трудом разъезжаются два легковых автомобиля. Справа и слева виляющая дорога обрамлена высокой живой изгородью, поэтому совершенно непонятно, насколько высоко мы уже забрались и много ли нам ещё осталось преодолеть.
     Поднявшись наконец на гору и следуя указателям, мы находим стоянку и паркуемся.
     Minack Theatre располагается на склоне скалы, обращённому к морю. Перед нами потрясающий вид: серо-зелёные скалы и море, переливающееся на солнце совершенно немыслимыми цветами: около берега вода насыщенного бирюзового оттенка, а на горизонте – тёмная, практически чёрная.
     Театр имеет форму амфитеатра; никаких кресел тут нет – вместо них ступеньки, вырубленные в скале и превращённые в английский газон, – ступеньки покрыты коротко стриженой травой. Вокруг всё засажено чудными экзотическими растениями. ?нтересно, какой на Конвелле климат зимой? По всей видимости, довольно мягкий, иначе как тут выживают все эти чудесные цветы и как выдерживают люди зимние спектакли?
     Постоянной труппы у Minack Theatre нет (что типично для английских театров) – здесь выступают коллективы со всей Великобритании; стилистика тоже разнообразная: судя по репертуару, тут играются и драматические, и музыкальные спектакли.
     К сожалению, никаких спектаклей нам посмотреть не суждено: представления проходят далеко не каждый день, а ждать мы не можем. Поэтому, налюбовавшись видами, понаблюдав за рабочими, собирающими декорации для предстоящего представления, и выпив по чашке чая в местном кафе, мы садимся в машину и уезжаем.

     …Мы катим по трассе А39 и смотрим по сторонам: пейзажи сменяют друг друга, холмистая местность постепенно превращается в нечто, напоминающее лес. Радиостанция, передающая классическую музыку, уже несколько часов радует нас Моцартом – как они сами пояснили, у них сегодня день Моцарта.
   -  Может, заодно заедем в Bath? Тут недалеко.
   -  А что там интересного, в этом Bath’е?
   -  Там какие-то старинные римские бани.
   -  Нет, что-то неохота…
   -  Тогда нам налево, в Tintagel.
     Местечко Tintagel, что на западном побережье мыса Конвелл, известно своим замком, в котором, по легендам, родился король Артур.
     Прибыв в деревню, мы оставляем машину на парковке и идём туда же, куда идут все – к морю, в надежде увидеть старинный замок. Однако вместо замка мы видим одни развалины: до наших дней сохранились лишь фрагменты крепостных стен да полуразрушенная арка – больше ничего. Но зато пейзажи тут совершенно обалденные.
     Мы забираемся на холм и долго созерцаем, как волны Атлантики в ярости обрушиваются на скалистый берег, расплёскиваясь тысячей брызг, искрящихся на солнце; вода пенится, затем отступает, обнажая гроты и расселины и – вновь обрушивается на скалы. Можно часами наблюдать за бурлящим морем.
     Потом мы медленно бредём обратно в деревню, к машине. Сбылась мечта идиота – я посмотрел на Атлантический океан.
   -  Может, всё-таки заедем в Bath?
   - Да ну его в баню. Уже поздно, а нам к вечеру нужно вернуться в Лондон.

 

Добавить комментарий


Защита от спама
Если код нечитаем, щёлкните, чтоб сгенерировать новый код.
 
Поля, помеченные звёздочкой (*), обязательны для заполнения