Сага о Великом Потопе

    Звонок в дверь разбудил меня около семи часов вечера (люблю я иногда поспать часик-другой после работы). Звонили весьма требовательно: не убирая пальца с кнопки звонка. Еле продрав глаза, я потопал открывать дверь. На пороге стояла женщина средних лет, за её спиной маячили ещё какие-то людские силуэты.
    – Вы нас топите! – с истеричной ноткой в голосе сказала мне женщина.
    "Кто все эти люди? – сонно поинтересовался мой мозг. – Не дают честному человеку отдохнуть после работы!"
    Женщина между тем продолжала что-то глаголить, отчаянно жестикулируя. Силуэты за её спиной тоже издавали какие-то громкие звуки. От этих звуков моя память проснулась и донесла до моего бедного уставшего мозга значение слова "топить".
    – Не может быть, – сказал я. – У меня вся сантехника поменяна недавно.
    Тут до меня дошло, что со стороны ванной слышны какие-то подозрительные звуки, очень напоминающие журчание воды. Я повернулся спиной к непрошеным гостям и пошлёпал по направлению к ванной. ?менно "пошлёпал", ибо обнаружилось, что ноги мои по щиколотку в воде.
    "Капут пришёл ламинату!" – воскликнул мой мозг, окончательно проснувшись.
    Я заглянул в ванную комнату и узрел мирно покачивающийся на волнах коврик. Вода бодрым потоком вытекала из ванной в коридор на мой красивый новый ламинат.
    "Хорошо, что вода холодная, а не горячая", – издевательски констатировал мозг.
    "Угу", – согласился я, пытаясь разобраться, откуда берётся вода. ?сточник бил из-под короба, которым закрыты трубы. (Для справки: короб – это такая конструкция из гипсокартона, облицованная кафельной плиткой).
    Трясущимися руками я перекрыл в квартире холодную воду, но это не помогло.
    "Стояк накрылся", – сделал логичный вывод мой мозг.
    Рядом со мной откуда ни возьмись возник какой-то мужик с фонариком в руке.
    – Я пойду в подвал, воду перекрою, – сказал он, оценив ситуацию.
    – Давай, – ответил я.
    "Чё это за мужик?" – спросил мозг.
    "Без понятия, – пожал плечами я. – Но точно не сосед снизу, поскольку соседей снизу я знаю".
    Мужик ушёл перекрывать воду, а я схватил тряпку и на секунду задумался, откуда начинать убирать воду – из коридора или из ванной. Решил, что начать надо с коридора, поскольку в ванной на полу кафель – кафелю-то по боку любой потоп, он не развалится, а вот недавно положенный в коридоре ламинат хотелось бы спасти. В общем, я стал лихорадочно собирать тряпкой воду в ведро.
    В квартиру вломилась женщина – кажется, та же, что звонила в дверь; наверное, всё это время она стояла в дверях, обсуждая происходящее безобразие с другими жителями подъезда, привлечёнными шумом, а теперь соизволила войти. На её суровом лице читалась готовность хорошенько поорать, она даже рот открыла, чтобы сделать это, но, разглядев, что творится у меня в квартире, орать передумала. Женщина милосердно закрыла рот и тихо охнула, покачав головой.
    – Стояк, видимо, лопнул, – объяснил я ей. – Точнее сказать не могу, потому что у меня там всё закрыто кафелем.
    Женщина сказала:
    – У меня с потолка вода бежит.
    – А вы с какого этажа?
    – Со второго.
    "Чудненько!" – ехидно заметил мозг. Я не стал озвучивать эту реплику, пощадив чувства моей гостьи.
    Кстати, сам я живу на пятом.
    – Вы "аварийку" вызывали? – спросила эта сердечная женщина.
    – Да я вообще только что проснулся, – ответил я. – Сейчас буду звонить.
    Вода перестала журчать – видимо, мужик с фонариком добрался-таки до вентиля в подвале. Я бросил тряпку и схватил телефонную трубку.
    В аварийной службе мне сказали, что они в курсе моей проблемы и что бригада уже выехала.
    Как оказалось, "аварийку" вызвала женщина с первого этажа – её также слегка подтопило. Она, кстати, тоже зашла посмотреть, что у меня происходит, тоже покачала головой и ушла.
    Вернулся мужик с фонариком – убедиться, что вода больше не течёт. Он, как выяснилось, проживает на третьем. Для полного комплекта не хватало только моих непосредственных соседей снизу, с четвёртого.
    Спустя минут десять появились сантехники из аварийной службы. Один постарше, лет пятидесяти, другой ещё молодой совсем – что-то около двадцати, наверное. Перегаром несло от обоих. Тот, что постарше, задал совершенно гениальный вопрос:
    – Откуда вода?
    Я объяснил, что вода, по всей видимости, – из трубы. А труба, очевидно, – за кафелем.
    – Щас проверим, – изрёк сантехник и послал молодого в подвал – открыть ненадолго воду, дабы сопоставить имеющуюся субъективную информацию с объективной реальностью.
    Тот ушёл и пустил воду. Таким образом в мою многострадальную ванную комнату добавилось ещё литров десять живительной влаги.
    Воду опять перекрыли.
    – Ну, чё, мы утром оповестим управляющую компанию, а вы ломайте кафель и варите трубу, – сказал умудрённый опытом сантехник и был таков.
    "? нахрена приезжали эти гении инженерной мысли?" – задал мозг риторический вопрос.
    Я принялся убирать оставшуюся воду. За этим увлекательным занятием и застала меня соседка с четвёртого этажа, которая только пришла с работы и пропустила всё самое интересное.
    – У меня даже в спальне вода! – вопила она помимо всего прочего.
    – Я понимаю... – промычал я в ответ, не переставая орудовать тряпкой.
    Мозг в этот момент изощрённо матерился.
    Потом соседка долго перечисляла, где у неё ещё вода. Наконец она устала ругаться и выдала следующую фразу:
    – Вам придётся возмещать мне ущерб!
    Я весь напрягся и затаил дыхание. Мозг, гад такой, тоже замолк.
    – Хотя бы коробку конфет мне купите! – закончила свою мысль соседка.
    – Без вопросов! – я облегчённо выдохнул.
    "Мне нравится эта милосердная женщина!" – возликовал мозг.
    Добрая соседка ушла, я собрал всю воду, что мог собрать, и принялся звонить в фирму, которая делала мне ремонт в ванной.
    – Такого просто не может быть! Наши трубы не текут! – веско сказал прораб, выслушав мои жалобы, но, тем не менее, согласился приехать на следующий день и посмотреть, что у меня случилось.
    Сделав ещё пару звонков родственникам и знакомым и поплакавшись им в жилетку, я скрепя сердце принялся вскрывать ламинат – надеялся, что замки окончательно не размокли и мой красивый новый пол ещё можно спасти, хотя бы частично.
    "Хорошо, что плинтусы ещё не прикручены, а то пришлось бы дольше повозиться", – сказал мозг, оптимист хренов.
    Самое интересное заключалось в том, что ламинат я укладывал не на голый бетон, а на фанеру, с помощью которой выравнивал пол. То есть всё было сделано, что называется, по уму: чтобы было и ровно, и тепло. Разобрав ламинат, я обнаружил, что фанеру сильно покоробило и она "пошла волнами".
    "Эк её вспучило! Похоже, кранты фанере", – констатировал мозг, впадая в пессимизм.
    Я громко ругнулся.
    Ближе к ночи в моей квартире образовался окончательный разгром: все сухие островки пола были устланы досками ламината, которые таким образом сушились; линолеум в зале поднят, поскольку под него тоже натекла вода; ковровое покрытие в спальне также пришлось слегла приподнять; а чтобы высушить фанеру, я поставил в коридоре вентилятор – в надежде, что, высохнув, фанера примет свою первоначальную форму.
    Была уже почти полночь, когда я, наконец, сделал всё, что мог сделать на данный конкретный момент в данной конкретной ситуации.
    На душе скреблась кошки – особей десять, я думаю.
    "Не грусти , всё равно горю больше ничем не поможешь, остаётся просто тупо ждать. А теперь следует хряпнуть коньячку", – посоветовал мозг. ?ногда он выдаёт поразительно дельные мысли.
    Я открыл бутылку армянского коньяка, которую мне подарили буквально на днях. Коньяк назывался "Ной". Нет, я серьёзно, именно "Ной" - "Noah". Я залпом осушил рюмку коньяка. Хорошо пошла.
    "Ещё", – потребовал мозг. Я выпил вторую рюмку. На душе стало немного спокойнее, количество скребущихся кошек уменьшилось где-то наполовину.
    "Поспать надо", – сказал мозг.
    Лёжа в постели я размышлял о том, что грядущий день обещает быть не менее "весёлым", чем нынешний: разговор с прорабом, общение с коммунальной службой, ломание кафеля и заваривание трубЫ... (Кафель тоже был новый, и его тоже было жалко). ? вот ведь что забавно: до переезда сюда я 12 лет прожил в "хрущёбе" с трубами, которые никто никогда не менял с самой постройки дома, и ведь ни разу у меня там ничего не прорвало! А тут – только переехав в новую квартиру, я первым делом заменил всю сантехнику... ? на тебе! Эх, везучий я человек!..
    "Зато с соседями перезнакомился", – пошутил мозг. Шутник, блин.
    Спал я плохо – всё размышлял о превратностях судьбы и о бренности всего сущего. В итоге заснул лишь под утро. Утром встал совершенно разбитым и позвонил на работу – предупредил, чтоб меня не ждали. Затем пошёл в Управляющую компанию – так теперь гордо называет себя организация, которая раньше именовалась ЖЭКом. Пообщавшись с суровой тётенькой, обладательницей жёсткого командного голоса, и ничего толком не выяснив, я потопал домой ждать прораба – представителя фирмы, которая меняла мне трубы. Тот прибыл после обеда и привёл с собой мужика, что клеил мне когда-то кафель. Мол, кто клеил, тот пусть и ломает. Кафельщик распилил кафель и вскрыл короб – возился около получаса.
    – Сколько лет работаем, ни разу такого не случалось, – сказал прораб, осмотрев место происшествия и убедившись, что труба и впрямь лопнула.
    – Всё когда-то бывает в первый раз, – философски изрёк я прописную истину.
    – М-да, придётся варить... Но у меня все сварщики заняты на других работах. Давайте на следующей неделе.
    – Сегодня надо варить, – сказал я. – Тут люди, между прочим, без воды сидят.
    – Ну, ладно, сегодня, – нехотя согласился прораб. – Но вечером.
    Сварщики приехали в половине восьмого вечера, так что я успел поспать – наверстал упущенное, так сказать.
    – Что, ремонт делаешь? – спросил один из сварщиков, посмотрев на разгром в моей квартире.
    Я объяснил, почему у меня такой бардак.
    – А-а-а, неприятная, конечно, ситуация, базара нет, – согласился он. – Но я видал и похуже. У одного мужика в новогодние праздники батарея рванула, а он на десятом этаже жил. Все десять этажей кипятком пролил. А там все крутые, у всех евроремонт. В общем, попал мужик на бабки конкретно...
    Это он меня так успокаивал, как я понял.
    Труба оказалась капризной и никак не желала завариваться: в итоге сварщики закончили работать только в 11 вечера.
"Ну вот и всё, – резюмировал мозг, когда рабочие ушли, – остались сущие пустяки: присобачить на место оторванный кафель и заново настелить пол в коридоре".
    "? ещё купить соседке коробку конфет", – подумал я.

 

Добавить комментарий


Защита от спама
Если код нечитаем, щёлкните, чтоб сгенерировать новый код.
 
Поля, помеченные звёздочкой (*), обязательны для заполнения